Мы зеваем, когда устали, когда нам скучно, когда в комнате слишком душно или

Мы зеваем, когда устали, когда нам скучно, когда в комнате слишком душно или когда рядом с нами кто-то тоже зевает. Но отчего нас действительно тянет пошире открыть рот и сделать глубокий вдох?

Перевёл [id28928514|Никита Чугайнов]
Озвучил [id35110420|Глеб Филатов]
ℹ Подписывайтесь на канал: http://vk.cc/1PARCR

Когда размер не имеет значения. Муравьиный мозг: большой, маленький, эффективный До сих пор

Когда размер не имеет значения. Муравьиный мозг: большой, маленький, эффективный

До сих пор исследователи мозга сравнивали объемы определенных участков мозга и выводили на основе этого его работоспособность. Взгляд на мозг муравьев, однако, показывает: всё не так просто.

Размер определенной части мозга лишь ограниченно свидетельствует о её эффективности. К такому результату пришли после обследования различных типов одного вида муравьев исследователи из Вюрцбурга.

Измерение объемов — распространенный инструмент в исследованиях мозга. Даже в пределах одного вида или у близкородственных видов часто измеряют объемы частей мозга, находят взаимосвязь, и затем аргументируют, что какая-то часть мозга увеличилась, и потому её производительность выше, — говорит нейробиолог, профессор Вольфганг Рёсслер.

В исследовании, которое опубликовано в специализированном журнале «Proceedings B» британского Королевского общества, команда Рёсслера внимательнее присмотрелась к двум различным по величине типам муравьев-листорезов.

Мозг «мини-рабочих», которые выращивают в подземном гнезде грибы, значительно меньше, чем мозг их в 200 раз более тяжелых собратьев по виду, которые ответственны за заготовку листьев.
Однако область мозга, ответственная за обучение и память, так называемое грибовидное тело, занимает у «мини-рабочих» сравнительно бОльшую часть мозга.
Равное количество синапсов на меньшей площади.
Более ранние исследования показали, что в некоторых участках мозга возможна миниатюризация, говорит Рёсслер. Таким образом, маленькие муравьи могут вместить такое же количество синапсов, как и их большие сородичи, но в меньшем пространстве.

Классические исследования интерпретировались так: они инвестируют ещё больше в обучение и память, — говорит Рёсслер.
Однако измерения количества синапсов в участке грибовидного тела, обрабатывающем запахи, показали, что это не так. Наоборот: большие муравьи имеют значительно больше синапсов в этой области.

Это тривиально, что большой мозг не является одновременно более умным, — комментирует профессор Бернд Грюневальд из Института биологии клетки и неврологии Франкфуртского университета.

Вывод авторов он считает тем не менее полезным: «В этом сила работы — она комбинирует анализ объемов с количеством точек сопряжения. Это что-то новое». Долгое время было догмой рассматривать только размер участка мозга относительно мозга в целом.

По оценкам авторов, результаты имеют значение для исследования мозга, поскольку биотехнические основы памяти «поразительно совпадают у млекопитающих, человека, мыши, крысы, и даже у муравьев и пчел».

Чакма или медвежий павиан. Чакма или медвежий павиан (лат. Papio ursinus) считается одним

Чакма или медвежий павиан.

Чакма или медвежий павиан (лат. Papio ursinus) считается одним из самых больших и опасных павианов.
Длина тела этого примата из семейства мартышковых нередко достигает 115 см при весе около 31 кг. В отличие от других видов павианов, гривы он не носит, его сильное и мускулистое тело покрыто шерстью серого или коричневого цвета. Удлиненная темно-красная морда немного напоминает собачью. Вокруг глубоко посаженных глаз имеются беловатые кольца.
Медвежьи павианы обитают в южной части Африканского континента. Здесь их ареал включает такие страны как Ангола, Мозамбик, Замбия и ЮАР. При этом размеры приматов и окрас их шерсти в разных регионах различны. Так, к примеру, в пустыне Калахари живут самые мелкие чакмы.
Характер у этих мартышковых настолько вздорный, что местные жители рекомендуют держаться от них подальше. И не зря, ведь медвежьи павианы с легкостью расправляются с охотничьими собаками и даже способны устраивать организованные нападения. Местные пастухи не раз были бессильными свидетелями того, как павианы оставляли с носом их собак и воровали из стада новорожденных ягнят.
Их естественный враг — леопард — прекрасно знает, что охотиться можно только на детенышей, да и то, с большой осторожностью, иначе он может здорово получить по своей усатой морде. В случае опасности самые сильные самцы из стаи быстро прячут самок с детенышами внутрь круга, а сами с особой свирепостью обнажают свои острые клыки, готовые в любой момент разорвать обидчика на части.
Глядя на длинные и страшные зубы медвежьих павианов легко догадаться, что питаются они не только фруктами и кореньями. Кроме растительной пищи в их рацион входят насекомые, мелкие позвоночные, яйца птиц и сами пернатые. Иногда они убивают котят леопарда или телят антилопы, а те из них, которые обитают у Мыса Доброй Надежды, разнообразили свое меню за счет яиц акул и двустворчатых моллюсков.
Медвежьи павианы живут большими смешанными группами по 30-40 особей с одним самцом во главе. Днем они бродят по земле в поисках пищи, но все время остаются начеку, готовые в любой момент взобраться на дерево. С наступлением сумерек уходят на ночевку в пещеры, карабкаются на отвесные скалы или на огромные деревья, в общем, прячутся туда, где хищникам их не достать.

У медвежьих павианов интересная социальная структура. Возглавляет стаю самый сильный самец, который управляет более слабыми при помощи запугивания. Он нередко нападает на молодых самцов и бьет их, чтобы напомнить, кто здесь главный. Зато при встрече с другой стаей агрессивно настроенных павианов именно ему предстоит сразиться с лидером группы, чтобы защитить своих подопечных. И очень часто такие схватки заканчиваются смертью проигравшего.

Среди самок тоже существует определенная иерархия. Та счастливица, которая пользуется повышенным вниманием вожака, считается самой главной. Более того, ее дети также пользуются особым почетом среди членов стаи.
Конечно, такое завидное «положение в обществе» мечтает занять любая из «дам». Тем не менее, самки подпускают доминирующего самца к себе только во время овуляции, зато в другой период охотно крутят романы с остальными самцами. Беременность у них длится около 6 месяцев и заканчивается рождением одного детеныша. Мать трепетно заботится о нем и не позволяет никому приближаться к своему сокровищу. Даже когда он подрастет и окрепнет, лишь самые близкие ее подруги смогут поиграть с ним.

Источник: http://vk.cc/2zi0rf

О расшифровке «чёрных ящиков», уцелевших после авиакатастроф. «В Международном авиационном комитете проводили эксперимент:

О расшифровке «чёрных ящиков», уцелевших после авиакатастроф.

«В Международном авиационном комитете проводили эксперимент: одну и ту же запись давали прослушать девушкам, имеющим музыкальное образование, и профессиональным лётчикам.
Нетрудно представить, что дамы, хоть и обладали идеальным слухом, не расшифровали почти ничего.
Оказалось, что здесь важнее понимать контекст ситуации – и с этим, конечно, лучше справились лётчики, пусть и не имеющие отличного слуха».

Бортовой самописец, или бортовой регистратор — устройство, в основном используемое в авиации для записи основных параметров полёта, внутренних показателей систем летательного аппарата, переговоров экипажа и т. д. Информация из бортовых самописцев обычно используется для выяснения причин лётных происшествий.

Одна из версий о появлении первых регистраторов полётной информации гласит, что регистратор был создан французами Уссено и Бодуэном в 1939 году и представлял собой многоканальный светолучевой осциллограф — изменение каждого параметра полёта (высоты, скорости и т. д.) вызывало отклонение соответствующего зеркальца, отражавшего тонкий луч света на движущуюся фотоплёнку.
Вероятно, название «чёрный ящик» и возникло из-за того, что корпус самописца был выкрашен в чёрный цвет для защиты фотоплёнки от засветки. Вторая версия гласит, что на старых летательных аппаратах стояли аппараты, в которых параметры записывались чернилами по бумажной ленте. Понятно, какое тут могло быть качество и сохранность — и лишь потом носителем информации стала фотопленка, а накопитель был по сути дела шлейфовым осциллографом.

Однако сейчас бортовой самописец — не черный, а очень часто вовсе и не ящик. На каждом современном летательном аппарате имеются технические средства объективного контроля – СОК. Обычно это бортовое устройство регистрации (БУР), которое фиксирует и сохраняет полетную информацию и бортовой магнитофон (БМ), записывающий переговоры зкипажа.

БУР – это комплекс электронных блоков и кабелей. Один из этих блоков обязательно является накопителем полетных данных. Вот этот самый накопитель и есть таинственный черный ящик самолета. Если говорят о черных ящиках во множественном числе, то обычно имеется ввиду еще накопитель бортового магнитофона.

Итак, «черный ящик» на самом деле окрашен в ярко оранжевый цвет. Делается это для того, чтобы в случае аварии и разрушения летательного аппарата он был визуально заметен.
Для облегчения поисков в блоки даже часто встраиваются радиомаячки. Устанавливается накопитель чаще всего в хвостовой части самолета или даже в киле. Это сделано для того, чтобы по возможности избежать повреждений, ведь киль, например, часто при авариях остается малоповрежденным. Сам электронный блок обычно помещается в титановый бронекорпус, с использованием специальной термоизоляции, которая позволяет ему находиться при температуре 1100 градусов Цельсия 30-40 минут без внутренних повреждений.

Оранжевая краска, кстати, тоже жаропрочная.
Форма корпуса обычно цилиндрическая или шарообразная, если конечно это позволяет конструкция.

Черный ящик самолета (вертолета) на самом деле очень полезный с практической точки зрения агрегат. А ведь еще не так давно летательные аппараты строились без них.

Во время Отечественной войны в Советском Союзе стали появляться самолеты на которых регистрировались по два-три параметра, однако бурное распространение БУР началось в первой половине 60-х годов прошлого века в зарубежной гражданской авиации.
В СССР этим вопросом плотно занялись начиная с 1970 года после вступления в ИКАО (Международная организация гражданской авиации).
А произошло это потому, что по нормам ИКАО полет на международных линиях без средств объективного контроля запрещен. Первым государством законодательно закрепившим обязательность установки этой системы на все самолеты стала Австралия и именно австралийский ученый Дэвид Уоррен считается ее изобретателем (см. фото №3).

Системы постоянно совершенствуются. Сейчас в основном используются магнитные накопители. Информация здесь записывается в цифровом виде, а носителем является магнитная лента или специальная проволока. Появляются уже и регистраторы нового поколения с твердотельным носителем информации. Это обеспечивает еще большую сохранность и качество. Растут также и возможности по количеству фиксируемых параметров. Если система САРПП-12 могла регистрировать только 12 параметров, МСРП-64 соответственно 64, то ТЕСТЕР-У3 уже 256.

Источники: http://vk.cc/2zOdWF + вики + Гнединская А., Тайные свидетели авиакатастроф

Почему, когда сам себя щекочешь, не щекотно? Щекотку вызывает раздражение осязательных рецепторов на

Почему, когда сам себя щекочешь, не щекотно?

Щекотку вызывает раздражение осязательных рецепторов на коже. Их чувствительность контролируется спинным и головным мозгом. Если раздражение вызвано прикосновением другой части собственного тела (о чем мозгу сообщают рецепторы прикоснувшейся части), мозг притупляет чувствительность рецепторов, не допуская возникновения щекотки. Видимо, такой механизм позволяет избегать «ложной тревоги» при выполнении главной функции щекотки — оповещении о присутствии на коже посторонних существ, которые могут оказаться паразитами.

Человечество еще не исследовало Солнечную систему, но уже стремится вырваться за ее пределы.

Человечество еще не исследовало Солнечную систему, но уже стремится вырваться за ее пределы. Сколько уйдет времени, чтобы достичь ближайших звезд?

Условное время полета от Земли до других планет Солнечной системы по прямой на 01.04.2014

В качестве прототипа для расчета полета к космическим телам использован автоматический зонд «Вояджер-1», запущенный в 1977 году. Его основная миссия — исследование Юпитера и Сатурна. На борту находится золотая пластина с посланием внеземным цивилизациям. На ней записаны музыка, звуки природы и фразы людей на 55 языках, фотографии населяющих Землю существ и схемы, дающие представление о научных знаниях землян.

«Вояджер» уже вышел в межзвездное пространство. На данный момент это самый удаленный от Земли и самый быстрый движущийся искусственный объект. Энергии его генераторов хватит до 2025 года.

Расчет полета внутри Солнечной системы производился при условии, что после выхода из земной орбиты перелет осуществляется без двигательной установки. Аппарату сообщают импульс у Земли, и он движется под действием силы притяжения Солнца. Расчет вне Солнечной системы — с условием, что аппарат движется по прямой без ускорения.

Источник: «Вокруг света»

Да-да, согласна, ужасный заголовок. В оправдание могу лишь сказать, что это словосочетание придумала

Да-да, согласна, ужасный заголовок. В оправдание могу лишь сказать, что это словосочетание придумала не я, философы науки уже какое-то время его используют. Но даже если слова «пессимистическая метаиндукция» трудно произнести и запомнить, они скрывают за собой большую идею. Корень «мета» означает, что данная идея позволяет представить другие идеи в более широком контексте.

Вот в чем суть дела: раз уж многие научные теории прошлого со временем оказывались ошибочными, то мы должны предположить, что большинство современных теорий в конце концов тоже окажутся ошибочными. А что верно для науки, то верно и для других областей. Политика, экономика, технология, законодательство, религия, медицина, воспитание детей, образование — независимо от сферы деятельности истины одного поколения так часто опровергаются уже в следующем, что лучше придерживаться принципа пессимистической метаиндукции в подходе ко всем историческим идеям вообще.
Хорошие ученые это понимают. Они признают, что участвуют в длительном процессе аппроксимации. Они знают, что они скорее конструируют модели, нежели раскрывают подлинную реальность. Они комфортно чувствуют себя, действуя в условиях неопределенности — причем речь тут не только о частной неопределенности («подтвердят ли эти данные мою гипотезу?»), но и о принципиальной неопределенности, которая неизбежна в ситуации, когда вы одновременно ищете абсолютную истину и осознаете невозможность до нее добраться.

Остальные же люди, напротив, часто исповедуют нечто вроде молчаливой веры в собственную хронологическую исключительность. В отличие от наших предшественников, этих простофиль, которые верили в то, что Земля плоская, что она представляет собой центр мироздания и что холодный ядерный синтез возможен, мы имеем огромное счастье жить в эпоху наивысшего расцвета истинного знания. Литературный критик Гарри Левин очень хорошо это сформулировал: «Склонность считать собственную эпоху апогеем цивилизации, собственный город — центром Вселенной и собственный кругозор — пределом знаний человечества распространена парадоксально широко». В лучшем случае мы лелеем мысль, что знания постоянно накапливаются, поэтому люди будущих эпох будут знать больше, чем мы. Но при этом мы игнорируем или отрицаем тот факт, что общий объем знаний рушится столь же часто, как и возрастает, и даже те истины, в которых мы более всего уверены, в будущем могут оказаться заведомо ошибочными.

В этом суть метаиндукции, но, несмотря на название, эта идея вовсе не пессимистична. Вернее, она пессимистична только в том случае, если вы терпеть не можете ошибаться. Но если вы считаете, что работа над ошибками — лучший способ пересмотреть и улучшить свое понимание мира, то это в высшей степени оптимистичный подход.
Идея, лежащая в основе метаиндукции, заключается в том, что все наши теории принципиально являются временными и, возможно, до некоторой степени ошибочными. Если мы сможем добавить эту идею к набору своих когнитивных инструментов, то будем с большей любознательностью и сочувствием выслушивать тех, чьи теории противоречат нашим собственным. Мы научимся с большим вниманием относиться к контраргументам — тем фактам, которые не согласуются с нашей собственной картиной мира, делая ее чуть более загадочной и странной, чуть менее ясной и законченной. И мы будем с большей скромностью оценивать собственные убеждения, осознавая, что почти наверняка рано или поздно они уступят место лучшим идеям.

Катрин Шульц
Журналист, автор книги Being Wrong: Adventures in the Margin of Error («Заблуждаясь: приключения на грани ошибки»).

Источник: http://vk.cc/2ndjn9