Почему круглые вещи больше блестят, чем некруглые?

Детский вопрос, взрослый ответ.
Почему круглые вещи больше блестят, чем некруглые?
Как всегда — отвечает автор с сайта Элементы, а вы, дорогие подписчики, можете дополнять пояснение.

Начнем с того, что разберемся, что означает слово «блестеть». Если приглядеться к предметам, которые кажутся нам блестящими, то становится понятно, что блеск — это просто отражение яркого источника света в «блестящем» предмете. То есть для того, чтобы мы увидели блестящий предмет, необходимы два условия:
1) яркий источник света: Солнце, Луна, лампа и т. д.;
2) предмет, который хорошо отражает свет: металлический, стеклянный или любой другой с достаточно гладкой поверхностью.

Но почему же круглые предметы чаще блестят, чем некруглые? Разгадка кроется в том, как круглые и плоские предметы отражают свет. Начнем с плоских, так как с ними всё просто: когда на плоский предмет падает луч света, он отражается под тем же углом. Как упругий мячик, который бросили об пол (см. рис 2).
Если же предмет круглый, всё немного сложнее, поскольку угол отражения будет зависеть от того, в какую точку шара попал луч (см. рис 3).
А теперь сравним, как отражается свет от кубика и от шарика.

Каждая грань кубика отражает свет достаточно узким потоком, и чтобы заметить, что кубик блестит, нужно встать так, чтобы этот поток света попал в глаз (см. рис 4).
Шарик же отражает свет практически во все стороны, поэтому где бы мы ни стояли, мы, скорее всего, увидим блеск (см. рис 5).
Подведем итог: дело не в том, что круглые предметы больше блестят, просто они блестят «во все стороны», поэтому их блеск проще заметить.

Ответил: Глеб Гладкий
Источник: http://vk.cc/2hnGhe

Дополнения:
— Выпуклая поверхность фокусирует рассеянный свет в точку, откуда бы мы ни смотрели. Поэтому шар «блестит» во все стороны.

Самая полезная идея, которую люди могут почерпнуть из науки

Самая полезная идея, которую люди могут почерпнуть из науки, это идея «научного понятия» как таковая. Мне кажется, что, несмотря на очевидно головокружительные успехи, мировое научное сообщество потерпело не менее сокрушительное поражение в том, что касается просвещения общества в целом. В 2010 году на Гаити сожгли 12 «ведьм». В США, согласно последним опросам, 39% населения считают астрологию наукой, а 40% верят, что история человеческого вида насчитывает меньше ста тысяч лет. Если бы все люди отдавали себе отчет в том, что такое «научное понятие», эти проценты были бы равны нулю. И вообще, мир стал бы куда более приятным местом, поскольку шансы на успех в любых начинаниях выше у людей, ведущих научный образ жизни, — у тех, кто в принятии решений руководствуется анализом информации. Они исходят из рациональных соображений при заключении сделок и голосовании, развивают научно обоснованный менеджмент в компаниях и правительственных организациях. Почему же ученые терпят столь сокрушительное поражение? Мне кажется, ответ кроется в психологии, социологии и экономике.

Научный образ жизни предполагает научный подход как к сбору, так и к использованию информации, но в обоих процессах есть свои ловушки. Очевидно, вы сделаете более правильный выбор, если перед принятием решения будете располагать полным спектром аргументов «за» и «против». Но существует множество причин, по которым получить всю полноту информации невозможно. Кто-то в принципе лишен доступа к информации (всего 3% афганцев имеют доступ к интернету, а 92% ни разу в жизни не слышали об атаках 11 сентября). Но по-настоящему ценную информацию нелегко найти даже тем, кто имеет свободный доступ к нецензурированным источникам: интернет наводнен ненаучными медиа, и многие захлебываются в море отвлекающих моментов. Сверх того многие ищут информацию только в тех источниках, которые соответствуют их изначальным установкам.
Следующая проблема: что мы делаем с добытой информацией? Суть научного образа жизни в том, чтобы быть готовым изменить свою точку зрения, если вы столкнулись с информацией, которая не соответствует вашим взглядам или представлениям о мире. Главное — избегать интеллектуальной косности.
Тем не менее бесчисленные политические лидеры, уперто и вопреки фактам настаивающие на своем, превозносятся как «сильные личности».

И хотя великий физик Ричард Фейнман (лауреат Нобелевской премии 1965 года, присужденной ему совместно с Синъитиро Томонагой и Джулианом Швингером «за фундаментальные работы по квантовой электродинамике, имевшие глубокие последствия для физики элементарных частиц») проповедовал неверие экспертам в качестве краеугольного камня науки, в современном мире куда большее распространение получили стадный инстинкт и слепая вера авторитетам. Логика формирует основы научного познания, однако мы, принимая решения, куда чаще принимаем желаемое за действительное, руководствуемся иррациональными страхами и прочими когнитивными искажениями.

Что можно сделать для того, чтобы научный образ жизни стал общепринятым?

Очевидный ответ — совершенствовать систему образования. В некоторых странах введение даже самого рудиментарного образования позволило бы радикально улучшить ситуацию (половина пакистанцев не умеют читать). Оно сделало бы людей более толерантными и менее склонными к фундаментализму, насилию и войнам. Оно эмансипировало бы женщин, помогая побороть взрывной рост населения и, как следствие, бедность. Но даже странам, в которых образование — всеобщее, есть к чему стремиться.
К сожалению, наши школы слишком часто напоминают музеи: задача их скорее в том, чтобы показывать прошлое, чем в том, чтобы формировать будущее. Учебные планы необходимо сдвинуть с мертвой точки, в которой они оказались благодаря бесконечной череде лоббистских консенсусов, и подтолкнуть в сторону получения навыков, жизненно необходимых в наш век. Молодежи не нужно учить чистописание и деление в столбик. Когда появился интернет, моя собственная роль преподавателя кардинально изменилась — больше нет необходимости во мне как в живом хранилище знаний; мои студенты и сами могут скачать все, что я знаю, из сети. Скорее, моя роль теперь сводится к тому, чтобы подавать им пример научного образа жизни и будить их любопытство.

А теперь более интересный вопрос: как все-таки привить обществу научный образ жизни? Разумные люди выступали за реформу системы образования еще в те времена, когда я ходил в подгузниках. Однако со временем образование в большинстве западных стран скорее приходило в упадок, чем прогрессировало. Почему? Очевидно, потому, что существуют мощные силы, толкающие людей в противоположном направлении, и они более эффективны. Корпорации, озабоченные тем, что адекватное понимание многих научных проблем негативно сказывается на их прибыли; радикальные религиозные группы, которые опасаются, как бы их догматы не были поставлены под вопрос — ведь это пошатнет их власть.

Что же мы, ученые, можем сделать? Конечно, у нас есть преимущество — вменяемая аргументация.

Но горькая ирония заключается в том, что если корпорация захочет изменить общественное мнение, чтобы повысить свою прибыль, она сможет использовать чрезвычайно эффективные научные маркетинговые инструменты. Во что сегодня верят люди? Какие их страхи, сомнения, надежды и другие эмоции мы можем использовать? Какой способ для изменения их точек зрения оптимален по соотношению цена — качество? Спланировали кампанию. Запустили. Готово.

Это в порядке вещей, когда речь идет о маркетинговом продвижении новейшего сорта сигарет, так что было бы наивно полагать, что правила поведения должны быть другими, когда эта корпорация вступает в борьбу с самой наукой. И тем не менее мы, ученые, зачастую ведем себя до смешного наивно, успокаивая себя тем, что наше моральное превосходство каким-то образом поможет нам победить эту корпоративно-фундаменталистскую коалицию. Ну да, использовать танки неэтично, поэтому выйдем против танков с мечами.

Но чтобы научить людей научному образу жизни, объяснить, как он работает на общее благо, мы сами должны подойти к проблеме научно. Нам нужны новые организации, защищающие науку с помощью тех же маркетинговых и фандрайзинговых инструментов, которые использует антинаучная коалиция и одно упоминание которых способно вызвать у любого ученого нервную дрожь, — от лоббирования до фокус-групп, на которых будут обкатываться наши рекламные ролики. Утешимся хотя бы тем, что нам не нужно будет опускаться на самое дно интеллектуального бесчестья, потому что самое мощное оружие в этой битве — у нас.

Это оружие — факты.

Макс Тегмарк
Физик, профессор Массачусетского технологического института, член совета директоров Института фундаментальных проблем

Источник: http://vk.cc/Bu6d5

Хотя Гамлет и говорил про человека, что полет его ума высок…

Хотя Гамлет и говорил про человека, что полет его ума высок, а способности безграничны, на самом деле — как показывают десятилетия экспериментов в области когнитивной психологии — наш разум весьма ограничен и далек от совершенства. Осознание этого факта может помочь нам эффективнее мыслить.

Почти все эти ограничения связаны с одним необычным свойством человеческой памяти: хотя наш мозг очень хорошо умеет хранить информацию, нам довольно сложно ее оттуда извлечь. Мы помним каждое имя на фотографии нашего выпускного класса, сделанной много десятилетий назад, но не можем вспомнить, что вчера ели на завтрак. Известно, что ошибки памяти не раз приводили к ошибочным свидетельским показаниям (и осуждению невиновных), они часто приводят к семейным ссорам (если вы совсем забыли про важный семейный юбилей), а иногда даже к смерти (согласно одному исследованию, из всех случаев гибели парашютистов во время затяжных прыжков шесть процентов связаны с тем, что они забывают вовремя дернуть за кольцо).

Память компьютера намного более совершенна, чем человеческая, потому что создатели первых компьютеров придумали хитрость, до которой не додумалась эволюция: они организовали информацию, разложив биты памяти согласно строго определенному плану, так что каждый бит хранится в заранее заданном месте. У человеческой памяти подобного плана нет, и мы извлекаем информацию гораздо более бессистемно, используя различные ключи и сигналы. Как следствие, мы не можем осуществить поиск в собственной памяти так же систематично и надежно, как в памяти компьютера (или в какой-нибудь базе данных в Интернете). Совсем наоборот: память человека глубочайшим образом укоренена в контексте. Например, аквалангисты, которым предлагали заучивать определенные слова под водой, легче вспоминают их под водой, чем на суше, даже если эти слова не имеют никакого отношения к морю.

Иногда эта чувствительность к контексту весьма полезна. Мы лучше вспоминаем кулинарные рецепты, когда находимся на кухне, а не, скажем, катаемся на лыжах. Но это имеет свою оборотную сторону: когда нужно что-то вспомнить в иной ситуации (а не в той, в которой мы сохранили это в памяти), бывает нелегко. Например, одна из самых больших проблем образования — как научить детей использовать в реальной жизни знания, приобретенные в школе. Одно из самых печальных последствий устройства нашей памяти — склонность людей лучше помнить факты, согласующиеся с их убеждениями, чем те, которые им противоречат. Когда два человека вступают в спор, это часто связано с тем, что имеющиеся у каждого из них предубеждения заставляют их вспоминать разные аспекты одних и тех же фактов и сосредотачиваться именно на этих аспектах. Для подлинно разностороннего обсуждения необходимо, разумеется, оценить все имеющиеся аргументы, однако нам приходится прикладывать серьезные сознательные усилия, чтобы заставить себя учесть альтернативное мнение, поскольку наша природа этому сопротивляется. Мы более склонны вспоминать информацию, которая согласуется с нашими убеждениями.

Чтобы победить эту ментальную слабость (которую называют предвзятостью подтверждения), необходима постоянная борьба. И первым важным шагом будет осознание того, что этой слабостью страдаем все мы. Чтобы побороть эту врожденную тенденцию, нужно приучать себя учитывать не только то, что согласуется с нашими убеждениями, но и факты, которые заставляют других людей придерживаться взглядов, отличных от наших.

Гэри Маркус
Руководитель Центра детской речи Университета Нью-Йорка, автор книги Kluge: The Haphazard Evolotion of the Human Mind («Как попало: роль случайности в эволюции человеческого мышления»).

Источник: http://vk.cc/2lPg9r

Краткий обзор представлений современной науки на тему происхождения и эволюции человека

Краткий обзор представлений современной науки на тему происхождения и эволюции человека. Лекция Станислава Дробышевского, доцента кафедры антропогенеза МГУ и научного редактора портала Антропогенез, прочитанная на биологическом факультете МГУ старшеклассникам гимназии Интеллектуал. #primates #приматы #антропогенез #лекция

О лжи в «математике сна»

О лжи в «математике сна»

Число групп растиражировавших «волшебную таблицу» о ценности сна в зависимости от времени суток зашкаливает и продолжает увеличиваться уже давно. Уверен, что нашим подписчикам не требуется говорить о том насколько бредова данная идея и все же, видя сотни репостов и тысячи лайков, мы решили разобраться в вопросе более подробно.

Довольно скоро выяснился первоисточник и автор — это не кто иной как Будилов (Сергей Алфеевич) и соавторы с книгой Методика «Алфеевичи». На различных сайтах посвященных целительству автора наделяют, как и положено любому уважающему себя целителю и псевдоученому, различными титулами: член профессиональной ассоциации висцеральных терапевтов и действительный член Международной Академии Экологии. Подобное сопровождение порождает у несведущих иллюзию научности и достоверности текстов.
Медицинское образование в характеристиках Будилова нигде не встречалось, впрочем ложный намек на него дает членство в «профессиональной ассоциации висцеральных терапевтов». Стоит отметить, что подобная ассоциация действительно существует и носит также второе название «ассоциация висцеральной хиропрактики», гораздо менее наукообразное, от того и реже применяющееся. К врачебному сообществу данная ассоциация никакого отношения не имеет, а объединяет, как можно понять из второго названия хиропрактиков и некоторых их клиентов.

Термин «хиропрактика» был предложен в конце 19-го века пастором Сайуэлем X. Видом. Правильная в принципе идея о том, что ряд висцеральных болезней связаны с различными искривлениями позвоночника и их возможно облегчить придав ему физиологическое положение превратилось в очередной панацею, приверженцы которой берутся излечить от всего на свете, и вот это заявление ничего общего с наукой уже не имеет.

Со вторым титулом «член Международной Академии Экологии» несколько сложнее. Такая организация тоже существует. Действительно академия. Действительно международная. Но нет, если вы представили развитые европейские страны или что-то в их духе, то будете немного разочарованы. Казахстан. Именно Казахстан родина сей академии. Дальнейшие комментарии в общем-то излишне.

А теперь приведем текст — источник таблицы целиком:

«… Природный режим подъёма и отхода ко сну не должен зависеть ни от возраста, ни от вашей работы, ни от каких других причин. Солнышко за тучами «встаёт и ложится» согласно ритму, заданному природой. Живите в согласии с законами неба, и Ваша душа — представитель Небесных законов по дате, месяцу и году рождения — войдёт в согласованную гармонию с вашим телом. Любые болезни высохнут как утренняя роса.

Подъём — в 4-30 — 5-00 утра (точка росы).
Завтрак — с 6 до 7 утра.
Обед — с 11-00 до 13-00 часов.
Полдник — с 14-00 до 16-00 часов.
Ужин — совсем не нужен.
Отбой — с 21-00 до 22-00 часов.
(Ослабленным, в период восстановления — с 19-00 до 20-00 часов — уже спать).

Одна из основных причин болезней состоит в том, что мы очень мало спим. Надо также помнить, что сон в разные часы суток имеет разную ценность для восстановления организма. (Классика лженауки — выдать известный факт и дать ему своё, ничем не доказанное объяснение © ИвМ)

Пользуясь нижеприведённой таблицей, посчитайте сумму сна, которую вы выбираете при вашем режиме дня. Здоровому человеку для восстановления сил в сутки достаточно 12-14 часов сна. (По такой математике можно спать 2 часа в сутки с 19 до 21 часа, что равно по данным таблицы 13 часам © ИвМ)

Время суток / Ценность сна за 1 час
С 19 до 20 — 7 часов
С 20 до 21 — 6 часов
С 21 до 22 — 5 часов
С 22 до 23 — 4 часа
С 23 до 24 — 3 часа
С 0 до 1 — 2 часа
С 1 до 2 — 1 час
С 2 до 3 — 30 мин.
С 3 до 4 — 15 мин.
С 4 до 5 — 7 мин.
С 5 до 6 — 1 мин.

Далее сон бессмысленный. (!? © ИвМ) Многие ложатся спать в 24-00, а то и в час-два ночи, набирая при этом сна, согласно таблице, всего лишь 2-3 часа. Посчитайте, с учётом того, когда вы ложитесь спать, сколько спите? Недосыпание — «синдром усталости» первая причина всех заболеваний.
Авторы рекомендуют спать головой строго на север. (!? © ИвМ)

А будущим мамам и мамам, уже имеющим детей, кроме того следует знать: чтобы ваша сладкая малютка хорошо спала, коляску или кроватку ставьте так, чтобы голова (затылок ребёнка) — смотрел всегда на солнышко (!? © ИвМ). …»

В столь коротком тексте уместилась сразу и нумерология, и аналог фен-шуй, и банальные просчеты в математике. Думаю не стоит упоминать, что официальной науке такая градация ценности сна не известна. Зато известно, что полноценный сон должен включать 5 циклов сна каждый из которых длится примерно по 1,5 часа. За регуляцию сна ответственен гормон мелатонин, его концентрация в крови наиболее высока между полночью и 5-00 и обусловлена темным временем суток (дневной свет и искусственное освещение подавляют синтез). Однако это не мешает некоторым людям с преимущественно ночным образом жизни годами спать днём («когда сон не имеет никакого смысла») и при этом высыпаться.

Даже не обладая медицинскими знаниями и вспомнив распространенные понятия «сова» и «жаворонок» можно понять бредовость таблицы.

Источник: http://newtimer-sharov.livejournal.com/32949.html

Память на чёрных дырах

Память на чёрных дырах

В эпоху «больших данных» человечество начинает генерировать огромные объемы информации. А где же могут хранить накопленные знания сверхцивилизации?

Иногда замечательные открытия обязаны своим происхождением обыкновенному… трепу. Таким оказался и итог беседы американского физика Джона Уилера со своим аспирантом Джейкобом Бекенштейном в далеком 1970 году. При смешивании горячего чая с холодным, рассуждал Уилер, получается жидкость с промежуточной температурой. Тепловое движение молекул воды хаотично, и степень этой хаотичности возрастает с ростом температуры. Для измерения хаотичности используют специальную величину — энтропию. Энтропия двух слитых чашек чая будет больше суммы энтропий горячей и холодной чашки. В результате увеличится и общая энтропия Вселенной, как того и требует второй закон термодинамики.

Однако что будет, если бросить чашку со смесью чаев в черную дыру? Фактически мировая энтропия даже уменьшится, поскольку ее прежний носитель полностью исчезнет для внешнего мира. А в этом случае нарушается второй закон термодинамики.

⚫ Спасти Вселенную

Бекенштейн попытался возразить и два года спустя показал, что внешняя граница (горизонт) черной дыры ведет себя как нагретое черное тело. Поэтому дыре можно приписать ненулевую температуру и, следовательно, определенную энтропию, хотя и весьма своеобразную. Энтропия обычного тела пропорциональна его объему, в то время как энтропия черной дыры пропорциональна площади ее горизонта, то есть квадрату радиуса.

С другой стороны, радиус горизонта пропорционален массе дыры. Если дыра заглотит любой материальный объект, ее масса возрастет, из-за чего увеличится радиус и, следовательно, энтропия. В случае, о котором рассуждал Уилер, добавочная энтропия дыры намного превысит прирост энтропии после смешивания горячего и остывшего чая. Этот вывод спасает второй закон термодинамики.

⚫ Классика и кванты

Существование черных дыр было изначально предсказано на основе эйнштейновской теории тяготения, которая не учитывает квантовых эффектов. Бекенштейн и Хокинг использовали для анализа процессов вблизи горизонта черной дыры квантовую физику, разрешив загадку Уилера. Однако при этом возник новый парадокс, затрагивающий самые основы квантовой механики. Пусть дыра заглатывает объект, обладающий определенной структурой (а структура несет в себе информацию). Дыра превращает этот объект в тепловое излучение, которое никакой информации не несет. То есть информация исчезает, что противоречит квантовым постулатам.

Информационный парадокс черных дыр впервые осознали еще в середине 1970-х годов. В конце 1990-х этой темой занимались такие известные ученые, как Стивен Хокинг, Кип Торн и Джон Прескилл. Но даже после бурных дискуссий вопрос о разрушении информации в черной дыре остался открытым.

Впрочем, возможно, на самом деле никакого парадокса и нет. Во всяком случае, так считают профессор теоретической физики Нью-Йоркского и Мюнхенского университетов Георгий Двали и его мадридский коллега Цезарь Гомес. Вместе со своими студентами они построили микроскопическую модель сохранения информации внутри черных дыр нашего мира. Может показаться, что запертая в дыре информация потеряна для внешнего мира, и в этом смысле парадокс сохраняется. Однако из теории Двали и Гомеса следует, что это не так.

Вибрации гравитонного конденсата изменяют спектр излучения Хокинга, и оно перестает быть чисто тепловым. В отклонениях от теплового спектра и сохраняется информация, которую внешний наблюдатель в принципе может прочесть и расшифровать. Очень важно, что нужное для этого время всегда меньше полного времени жизни дыры, какой бы объем информации она ни проглотила.

Таким образом, черные дыры могут являться накопителями информации чудовищной емкости. Вибрации гравитонного конденсата не размываются и не затухают столь долго, что сохраняются практически вечно. Сверхцивилизация может пользоваться черными дырами для абсолютно надежного складирования любого объема информации. Как знать — быть может, во Вселенной имеются дыры, сохраняющие сведения о давно погибших мирах и их обитателях.

Источник: «Популярная механика»

Форматирование мозга

Форматирование мозга

Мы каждый день проводим в Интернете целые часы, уже не только за компьютером, но и с телефоном в руке. А молодежь из Сети не выходит вообще: задали реферат — кликнул на сайт рефератов и, не читая, скопировал, зашел в кафешку — кинул в социальную сеть сообщение, где ты (если кто рядом — заглянет), уехал отдыхать — каждый день онлайн-репортаж, чтобы друзья были в курсе…

Естественно задать вопрос: изменяет ли Всемирная паутина наше мышление, наш подход к обучению, наше восприятие информации? Этот вопрос сегодня интересует многих ученых.

Можно считать, что в истории человечества уже происходили подобные глобальные изменения. Возможно, сходным образом наш мозг приспособился к появлению письменности, а потом и к книгопечатанию. Человеческий организм пластичен, он адаптируется к новым условиям.

Но это означает, что и сам человек становится иным.

Нас нисколько не удивляет повторение форм

«Нас нисколько не удивляет повторение форм, когда они происходят одна от другой или от определённого общего начала. Сходство родителей и детей, сходство человека и орангутанга, общий тип строения млекопитающих и т.п. понятны нам, потому что в этих случаях повторение сводится для нас к простому продолжению того, что уже имелось раньше.

Но есть иного рода совпадения, которые далеко не так просты, а становятся тем более загадочны, чем более в них вдумываться, — совпадения независимо возникших форм.

Сравним общества людей и общества муравьёв. Общие предки тех и других были, несомненно, животные весьма низкого типа, вроде каких-нибудь из нынешних червей, существа не социальные, лишённые всякой техники и всякой экономики. Между тем, в технике у людей и у муравьёв мы встречаем скотоводство, притом в чрезвычайно сходных формах: муравьи содержат и эксплуатируют определённые породы травяных тлей, выделяющих сладкий сок наподобие того, как люди разводят молочный скот; у других муравьев есть и зародыши земледелия.
В экономике у некоторых видов наблюдается рабство, аналогичное тому, какое было у завоевательских племён древности. Устройство муравейника в целом централистическое, аналогичное многим социальным системам у людей.

Предполагать какое-либо «подражание» между людьми и муравьями, разумеется, невозможно.

Способы размножения у растений и у животных развивались по одним и тем же линиям, от бесполого к гермафродитному и раздельно-половому. В своих высших формах они представляют здесь и там огромные аналогии, простирающиеся даже на сложную архитектуру аппаратов для полового размножения; так, план строения женских половых органов представляет высочайший параллелизм с планом строения цветка. Но у общих предков животного и растительного царства, простейших одноклеточных далекой геологической эпохи, ничего подобного этим сложным методам и формам не могло быть. Там могла существовать лишь примитивная «копуляция», какая теперь наблюдается у одноклеточных организмов: простое слияние пары недифференцированных или минимально дифференцированных клеток.

Природа пользуется половым размножением как способом выработки новых сочетаний жизненных свойств; и, развивая его независимо в двух царствах жизни, она приходит к повторению одних и тех же схем.

Пример сравнительно частный из той же области: строение зерна и яйца. В основе оно одинаково: зародыш, окруженный питательными слоями, затем — защитительная оболочка. Сами питательные слои большей частью аналогичны по составу: один с преобладанием азотистых, другой — безазотистых веществ, разумеется, различных в том и другом случае; различно бывает и расположение этих слоев. Крыло птицы и крыло насекомого не имеют ничего общего по своему происхождению, но совпадают по своей механике.

Подобных совпадений сравнительная анатомия знает массу. Они объясняются тем, что «сходные функции создают сходные органы».

Но для занимающего нас вопроса из этого следует только то, что природа повторяет себя и в функциях и в органах. Наиболее поразительное из таких повторений — это устройство глаза у высших моллюсков и высших позвоночных, например, у спрута и у человека. Этот орган состоит из массы частей, с различнейшими функциями, неизмеримой сложности и тонкости. Его устройство у человека и спрута сходно почти до малейших деталей; но об единстве происхождения не может быть и речи: общие предки позвоночных и моллюсков ничего подобного этому аппарату не имели; самое большее, у них были местные скопления пигмента в наружных слоях тела для простого поглощения лучистой энергии; а глаз, не говоря уже об его физиологии, даже с чисто оптической стороны представляет сочетание камеры-обскуры, угломерных и дальномерных приборов огромной чувствительности.

Область жизни даёт самые сложные и самые яркие примеры подобных совпадений, но они продолжаются и за её пределами. Кристаллы среди раствора обнаруживают процессы обмена веществ, роста, восстанавливают свои повреждения, при известных условиях «размножаются», как живые клетки, ткани и организмы, хотя строение кристаллов неизмеримо проще.

Централистический тип устройства, обычный для различных обществ у людей и животных, а также для высших организмов, характеризует в то же время солнечную систему и вообще, насколько можно судить, звёздно-планетные системы; а на другом полюсе бытия нынешние теории приписывают его атомам в их внутреннем строении.
Бесконечно повторяется во вселенной, на всех её ступенях, тип волн или периодических колебаний. Волны электричества или света в эфире, волны звука в воздухе и других телах, морские волны и т.д.; даже астрономически сдвижения светил представляют периодические сложные вибрации около общих центров тяжести. В жизни органические процессы подчинены колебательному ритму: сон и бодрствование, работа и отдых, волны внимания и пр. Смена поколений может рассматриваться как ряд накладывающихся одна на другую волн роста и упадка жизни. Хорошо известна роль ритма в коллективном труде, в музыке, поэзии, во всех видах человеческого творчества…

Никакая теория вероятностей не была бы мыслима, если бы «случайность» забавлялась таким систематическим повторением методов и форм во вселенной. Здесь необходимо научное объяснение».

Источник: Богданов А.А., Социализм науки: Научные задачи пролетариата, в Сб.: Русский позитивизм: Лесевич, Юшкевич, Богданов / Сост.: С.С. Гусев, СПб, «Наука», 1995 г., с. 264-266